+7 (498) 505-00-55
 
Загрузка оборудования
 
Панфилов Виталий Викторович
Панфилов Виталий Викторович — соучредитель компании АТМ Групп

— Здравствуйте, уважаемый Виталий Викторович. Темпы роста станкостроения начали набирать обороты после падения в кризисное время. Как Вы считаете, эта тенденция окончательная и спрос на станки будет всегда высок или нам стоит ожидать стагнации на рынке?

— Особенность станкостроительной отрасли заключается в том, что она подвержена цикличности (от периодов роста спроса до его падения). Цикличность проявляется по всему миру и отражается на всём рынке одновременно. В отдельных странах границы цикла отличаются, но общая тенденция неизменна. Данный фактор является негативной чертой отрасли. Те фирмы, которые увеличивают мощности производства в период высокого роста спроса, во время падения оказываются на грани банкротства. Это было прекрасно видно в 90 годы, во время развала Советского союза, когда резко сократились заказы. Бюджет промышленности снизился по всему миру. Огромное количество контрактов было «заморожено» или аннулировано. По этой причине многие знаменитые и топовые фирмы разорились.

Таким образом, самыми устойчивыми кампаниями чаще всего являются частные узконаправленные фирмы, мощности которых колеблются от 200 станков (норма неубыточности для содержания персонала и оборудования) до максимума в 1000 станков. В таком случае, во время низкого спроса фирма работает на уровне рентабельности, но чувствует себя устойчиво, а при стабильном спросе она уже зарабатывает деньги на будущее. И в годы высокого спроса, когда многие поддаются соблазну расширения, эти фирмы чётко заявляют о своём курсе, что, в конечном итоге, является единственно верной стратегией выживания в условиях цикличности рынка.

В данный момент спрос на станки вновь начинает повышаться, и эта тенденция будет продолжаться ещё 3-4 года. Как правило, цикл восхождения длится дольше цикла спада. Что касается отечественного рынка, то в нём присутствует приятный нюанс – отложенный спрос. Ещё до падения курса рубля и колебания валют у бизнеса были планы и средства на их реализацию, но из-за общей неопределённости и нестабильности планы пришлось придержать. На данный момент все отложенные проекты начали возвращаться, и этот год благодаря отложенному спросу может быть более продуктивным. Положительные отклонения могут выходить за рамки тенденций общемирового спроса.

— Ваша компания является представителем зарубежных производителей станков, а в России уже несколько лет действует программа импортозамещения. Как это сказалось на бизнесе Вашей компании?

— Дело в том, что, к большому сожалению, в 90-е годы огромный потенциал российского станкостроения был полностью разрушен. Если раньше страна производила 95% всего оборудования, которое было необходимо, то на сегодняшний день, даже с учётом программы импортозамещения, российский производитель может предоставлять достаточно ограниченное количество станков. В связи с этим мы не почувствовали сильных изменений, связанных с программой импортозамещения.

Мы пытаемся самостоятельно заниматься собственным развитием совместно с другими станкостроительными заводами. На сегодняшний день мы не испытываем серьёзную конкуренцию, связанную именно с импортозамещением.

В отличие от других отраслей промышленности, которым государство помогает льготными кредитами и дотациями, в станкостроении, кроме деклараций, серьёзной политики импортозамещения, к сожалению, не ведётся.

Станкостроение – это не совсем рыночный бизнес (опять же по причине цикличности), в нём существуют свои законы и особенности. В частности, те топовые иностранные фирмы, о которых я говорю, существуют в 3-4 поколении. Им уже больше 100 лет. У них наработан колоссальный опыт технологии и инженерии. Всё то, что мы потеряли в 90-е годы. И чтобы вернуться в этот закрытый клуб лидирующих станкостроителей, необходимо приложить колоссальные нерыночные усилия. Для этого отрасль должна развиваться, невзирая на экономику, с помощью государственной экономической и политической поддержки ещё лет 10. И только тогда мы сможем отправиться в «свободное плавание».

К тому же, если говорить о крупных предприятиях, то они всегда подвержены более высоким рискам, чем предприятия, выпускающие от 50 до 300 станков в год. В таких условиях, без государственной поддержки пробиться в ряды лидеров станкостроительной промышленности практически нереально.

Рассмотрим опыт ведущих станкостроительных держав. Они всеми доступными средствами защищают свои рынки. Как правило, в таких странах как Корея, Япония, Германия, процентное соотношение импортного оборудования находится на очень низком уровне. И исключением является только то оборудование, которое они не производят самостоятельно.

Таким образом, политика протекционизма в станкостроительной отрасли является важной составляющей успешного развития.

— Сейчас появилась очень явная тенденция на 5-осевую обработку, которая только набирает обороты. Как Вы считаете, стоит ли ожидать введение новых технологий и как на этом направлении работает Ваша компания?

— В данном вопросе я вынужден с вами не согласиться. 5-осевая обработка начала набирать серьёзные обороты ещё с 98 года. Данная тенденция сохраняется, а на протяжении последних 5 лет только усиливается. Сейчас 5-осевая обработка входит в массовое производство. Сегодня даже узконаправленные фирмы, которые занимаются 5-осевой обработкой, делают упор не столько на саму технологию обработки, сколько на автоматизацию её работы. Сейчас именно автоматизацию производств можно назвать трендом отрасли. Это всегда очень сложные проекты. Но при ответственном и профессиональном подходе, результаты ошеломляющие. Подобный проект, мы реализовали в Омске на “Алмаз-Антей”.

— Многие зарубежные производители начали локализацию производства в России. Наши читатели хотели бы узнать о локализации производства Вашей компании, а также о Вашем опытно-экспериментальном производстве в Мытищах. Чем это выгодно с точки зрения сотрудничества с Вашей компанией.

— На сегодняшний момент мы совместно с Троицким станкостроительным заводом сертифицировали в торгово-промышленной палате 11 токарных и 6 фрезерных станков с подтверждением локализации до 30%. Сейчас идёт работа по подтверждению 50% локализации. Троицкая площадка была предназначена для окончательной сборки станков. А производство, которое мы открываем в Мытищах, мы собираемся задействовать в изготовлении компонентов станков, а также для работ в сфере разработки технологий.

— В последнее время заказчиками стали предъявляться высокие требования к сервисным услугам. Какие сервисные услуги предоставляет Ваша компания, и каковы их преимущества?

— Основное преимущество, которое мы выделяем, – это работа “под ключ”. Отдельно станки уже никого не интересуют, заказчикам важен конечный результат. Предприятия заинтересованы в том, чтобы оборудование было поставлено в срок, чтобы была спроектирована вся оснастка, были отработаны технологии, подобран инструмент, были сделаны опытные партии деталей. Поэтому сейчас большинство контрактов мы заключаем на весь спектр данных услуг. Более того, открытие Мытищинского инженерно-технического центра позволит нам делать упреждающую отработку технологий. Если раньше этот процесс происходил на площадке заказчика уже по приходу оборудования, то теперь, в 90% случаев, мы будем обрабатывать технологии предварительно, до поставки станков. Возможно, даже до покупки оборудования. Такой подход экономит и время, и деньги.

— Многие мировые станкостроительные концерны сейчас развивают свои технологии в рамках Industry 4.0. Сейчас очень остро встал вопрос развития технологий “Цифрового завода будущего”. Как Ваша компания развивает данное направление бизнеса?

— Сейчас наши партнёры достаточно серьёзно относятся к этому вопросу. Разработана новая система MMS, которая позволяет полностью осуществлять контроль над станками в дистанционном режиме (удалённый доступ с ПК и смартфонов). Этот подход широко применяется на зарубежных заводах, ориентированных на массовое производство. Касательно такого производства в России, эта программа интересна для заводов, которые занимаются среднесерийным или массовым производством. В нашей стране на сегодняшний день производство высокоинтеллектуальное, высокотехнологическое и немассовое. И пока непонятно, как эту систему можно внедрить в России. Решения пока нет.

— Уважаемый Виталий Викторович. Каковы на Ваш взгляд тенденции развития станкостроения на ближайшую перспективу?

— К сожалению, из-за разрушенного потенциала российского станкостроения в 90-е годы, говорить о рыночной конкуренции с западными производителями сейчас бессмысленно. На мой взгляд, следует обратить внимание на восстановление утерянного потенциала. И чтобы создать мощную станкостроительную отрасль не на бумаге, а в реальности необходимы огромные инвестиции и помощь от государства по конкретным направлениям. Следует перенимать положительный опыт лидирующих стран, защищать и поддерживать станкостроительную отрасль. Только тогда можно рассчитывать на общий рост станкостроительной промышленности.

АТМ Групп — инжиниринговая компания, основанная в 2004г. Эксклюзивный представитель южнокорейского производителя токарно-фрезерного оборудования Hyundai WIA, а также электроэрозионного оборудования ONA (Испания) и микроэлектроэрозионного оборудования SARIX (Швейцария). АТМ Групп предлагает своим клиентам оптимальные и уникальные решения для оснащения производств и обеспечивает весь спектр сервисных услуг, консультативных и обучающих мероприятий. О прошлом, настоящем и будущем станкостроительной отрасли нам рассказал соучредитель компании Панфилов Виталий Викторович.




все новости